• EN
  • РУС
31 Марта 2015 Новолипецкий металлургический комбинат

«Желающих оплачивать чужую неэффективность нет»

Председатель Наблюдательного совета НП «Сообщество потребителей энергии» и вице-президент НЛМК по энергетике рассказал «Надежному партнеру» об инициативах партнерства, отношениях в электроэнергетике страны и проектах энергоэффективности Новолипецкого металлургического комбината.

«Надежный партнер»: Александр Григорьевич, НП «Сообщество потребителей энергии», Наблюдательный совет которого вы возглавляете, создано в 2009 году. Каковы его главные инициативы?
 
Александр Старченко: Начнем с того, что взаимодействие между компаниями, которые сегодня входят в партнерство, началось не в 2009-м, а гораздо раньше. У нас достаточно много интересов в электроэнергетике, базовый из которых – постараться сдерживать безосновательный рост стоимости электроэнергии. А поскольку в партнерство входят предприятия, которые суммарно производят десятки процентов от всего российского ВВП, мы считаем, что имеем право выступать от имени российской промышленности. И нам не нравится нынешнее устройство отношений в электроэнергетике. Формально считается, что в стране есть рыночный сектор в генерации, есть тарифы в сетях и есть конкурентные сбытовые компании. Но, к сожалению, так получилось, что в силу странной нормативной базы конкуренции ни в генерации, ни в сбыте нет. Особенно в генерации, где рыночная часть стоимости «пирога» - процентов 20-25% - то, что торгуется на рынке на сутки вперед. Все остальное – конкурентный отбор мощности, договоры предоставления мощности и т.д. -абсолютно нерыночные, административные способы взимания некой ренты с индустрии в пользу генераторов.
 
«Надежный партнер»: Какие проблемы отрасли, на ваш взгляд, обострил нынешний экономический кризис?
 
Александр Старченко: Проблемы остались прежними. Другое дело, что в нынешних условиях они требуют скорейшего решения. Это прежде всего снижение давления тарифа электроэнергии на потребителей, ликвидация перекрестного субсидирования. На наш взгляд, необходимо умерить аппетиты сетевых компаний, повысить их эффективность.
 
«Надежный партнер»: Кстати, об аппетитах. Недавно Федеральная служба по тарифам выдвинула предложение повысить в 2016 году тарифы для монополий. В результате стоимость электроэнергии может «скакнуть» почти на 20%. Еще, по мнению ФСТ, нужно вернуть 42,7 млрд рублей «дочкам» Россетей в качестве недополученных доходов из-за сдерживания тарифов, а ФСК возвратить 1,5 млрд. Россети также могут получить 2,3 млрд рублей на операционные расходы...
 
Александр Старченко: Есть такое распоряжение правительства №511 от 3 апреля 2013 года, которым утверждена Стратегия развития электросетевого комплекса. В ней предусмотрено сокращение удельных операционных затрат сетевых компаний на 15%, а удельных инвестиционных – на 30% к 2017 году. Если эту цифру просто разложить по годам, то целевая цифра сокращения затрат сетевого комплекса кратно превышает все их запросы. Так что с нашей точки зрения, вообще не актуально говорить о том, что они недополучили какие-то деньги. Именно на эту сумму они должны были сократить свои затраты в соответствии с распоряжением правительства и собственной стратегией. Если по каким-либо причинам сократить не удалось, то это не вопрос способов компенсации менеджерских провалов за счет потребителей, а вопрос правительства, собственника этих организаций, к эффективности управления сетевыми компаниями.
 
Новолипецкий металлургический комбинат за эти полтора года, например, увеличил объемы производства, сократив при этом и удельные операционные, и инвестиционные затраты. Наверное, потому, что НЛМК не стоит с протянутой рукой и не просит всех остальных потребителей скинуться и оплатить, например, строительство доменной печи: вдруг мы когда-нибудь будем на ней для вас чугун производить – как в случае с договорами о предоставлении мощности на энергорынке. И уж тем более не просим скомпенсировать нам выпадающие доходы от того, что в таком-то году мы собирались продать чугун, однако не продали и теперь категорически требуем, чтобы вся экономика страны напряглась, затянула ремень еще на одну дырку и выделила нам несколько миллиардов рублей. Это несправедливо. Партнерство как раз и существует для того, чтобы сделать ситуацию с запросами энергокомпаний максимально публичной и прозрачной. Желающих оплачивать чужую неэффективность нет.
 
«Надежный партнер»: Давайте представим, что идея повысить тарифы для монополий на 20% найдет «понимание». В каком положении окажутся крупные потребители электроэнергии?
 
Александр Старченко: Все компании, вне зависимости от их величины, окажутся в весьма неприятном положении. А поскольку в любом бизнесе существенную долю затрат составляют энергоресурсы, эффективность производства упадет, поступление налогов в бюджет сократится. Некоторое время назад министр экономического развития Алексей Улюкаев выступал с замечательной инициативой по переходу к так называемому контрциклическому регулированию: в кризисные времена сокращать рост энерготарифов, чтобы обеспечить нормальные условия для экономики в целом. Но, к сожалению, люди, занимающиеся регулированием тарифов в нашей стране, вопросами контрциклического, проциклического и прочего регулирования не озабочены. Складывается впечатление, что их вообще не очень интересует, откуда берутся деньги. В этом смысле они напоминают героя анекдота, убежденного в том, что деньги бывают в тумбочке. Так вот, деньги в тумбочке не бывают, их надо зарабатывать. А в России зарабатывать означает создавать и продавать что-то нужное, в том числе за рубеж. Из-за сложившейся структуры экономики делают это в основном крупные предприятия. Соответственно, когда мы предлагаем сдерживать тарифы, и в первую очередь аппетиты сетевых компаний, мы именно с этой стороны предлагаем смотреть на экономику и ее взаимодействие с электроэнергетическим комплексом, не ухудшать конкурентоспособность наших предприятий.
 
«Надежный партнер»: Что уже удалось сделать членам партнерства?
 
Александр Старченко: Из того, что получилось – это борьба с энтропией. Если бы мы этим не занимались, то в правилах рынка было бы более 4000 страниц, то есть в два раза больше, чем сейчас, и тарифы на электроэнергию были бы значительно выше. На законодательном уровне удалось добиться принятия норм, которые, надеюсь, приведут к сокращению перекрестного субсидирования, так как все предшествующие десять постреформенных лет перекрестка, которой вообще не должно было быть, только увеличивалась – с примерно 40 млрд рублей в 2003-2004 годах до 300 млрд в 2014-м.

«Надежный партнер»: Но пока воз «перекрестки» и ныне там...
 
Александр Старченко: По крайней мере, в Минэнерго нас услышали. Сформулировали меры по ее сокращению. С 2014 года реализуется поэтапная ликвидация перекрёстки по механизму «последней мили», это сокращение ежегодной нагрузки на промышленность в объёме около 60 млрд рублей. Но, увы, с другими решениями никто не торопится, хотя и говорят об этой проблеме много.
 
«Надежный партнер»: Расскажите, пожалуйста, о собственной генерации НЛМК. Как она создавалась?
 
Александр Старченко: Любое крупное предприятие, в том числе металлургическое, в ходе своей деятельности производит много вторичных энергоресурсов. В случае НЛМК это доменный, конвертерный и коксовый газы. Это низкокалорийные энергоресурсы, требующие определенных затрат по утилизации, выбрасывать их в атмосферу нельзя, «жечь на свече» тоже плохо и неэкономично. Еще с советских времен на территории комбината существовала электростанция, в том числе предназначенная для утилизации коксового и доменного газа. Когда мы начали развивать доменное производство, появились дополнительные объемы доменного газа, и с ним тоже нужно было что-то делать. Было принято решение построить новую утилизационную электростанцию мощностью 150 МВт, которая его сейчас и сжигает, а совокупная установленная мощность генерации на НЛМК сейчас составляет почти 500 МВт.
 
«Надежный партнер»: 500 МВт – мощность немалая. Какую часть потребностей комбината покрывает собственная генерация?
 
Александр Старченко: Чуть больше половины – 54%. Идеально, конечно, было бы все потребление комбината покрывать собственными энергоресурсами. Но подчеркну: наша генерация и имеющиеся у НЛМК другие перспективные проекты являются не попыткой уйти от покупки электроэнергии на рынке, а скорее способом максимально полной утилизации вторичных ресурсов на нашей площадке. Какой в итоге будет доля покрытия собственных потребностей в энергоресурсах, не столь важно. Хотя, с учетом активности всех субъектов электроэнергетики по залезанию в карман стабильно работающих предприятий, возможно, что вскоре многим станет выгодно строить собственную генерацию, чтобы избавиться от этого навязчивого сервиса. Так уже поступают многие наши коллеги, и не только по партнерству.
 
«Надежный партнер»: С какими проблемами пришлось столкнуться при создании собственных энергомощностей?
 
Александр Старченко: Сложности всегда есть, но среди них бывают особенные. К примеру, взаконодательстве об электроэнергетике, то есть в его прежних версиях, ТЭЦ, являющаяся цехом в составе комбината, должна была бы продавать энергию комбинату через оптовый рынок с включением в цену всех инфраструктурных платежей! Ситуация абсурдная, и потребовалось немало усилий убедить законодателей предусмотреть в правилах исключения для таких случаев.
 
«Надежный партнер»: Помимо собственной генерации, НЛМК реализует масштабные проекты по энергоэффективности. Какой эффект уже достигнут и что планируете сделать в этом направлении в ближайшее время?
 
Александр Старченко: Эта работа у нас началась еще в конце 90-х годов, когда на предприятии появилось специальное подразделение, анализирующее производственную деятельность с точки зрения соответствия существующим стандартам энергоэффективности. Мы поставили перед собой задачу двигаться в этом направлении, взяв за основу европейские стандарты по наилучшим доступным технологиям. На сегодня у нас уже реализовано более тысячи проектов по повышению энергоэффективности. Если говорить о достигнутом эффекте, то энергопотребление НЛМК на тонну готовой продукции - 5,7 Гкал при уровне наилучших доступных технологий – 5,4 Гкал, еще шесть лет назад этот показатель составлял 6,5 Гкал на тонну. Рассчитываем, что ещё единицу могут дать те энергоэффективные проекты, очередь которых пока не подошла. Так что мы вполне способны улучшить мировой показатель наилучших доступных технологий по потреблению энергии на производство тонны стали. Например, в процессе реализации на Липецкой производственной площадке у нас проект по строительству собственной генерации с использованием избыточного давления доменного газа, который позволит снизить объем закупаемой электроэнергии на 200 млн кВт*ч в год (около 6% от объема закупки). В ближайших планах - проекты по утилизации тепла отходящих газов и конвертерного газа. За счет реализации этого потенциала НЛМК станет намного эффективнее, чем лучшие металлургические предприятия отрасли.
 
«Надежный партнер»: Сегодня у энергосбытовых компаний появилась новая площадка – проект «Надежный партнер», к которому активно подключаются не только сбытовики, но и законодатели. Не планирует ли Сообщество потребителей энергии также подключиться к этой инициативе?
 
Александр Старченко: Мы готовы помогать проекту, уверен, что и коллеги поддержат - неплатежи или меры по поддержанию финансовой дисциплины на энергорынке не должны приводить к дополнительным расходам. 
 
«Надежный партнер»: По вашему мнению, насколько попадание во всероссийский рейтинг надежных потребителей повлияет на деловую репутацию крупных компаний?
 
Александр Старченко: Репутации крупных компаний это точно не повредит. А участие в проектах «Надежного партнера» может способствовать конструктивному диалогу потребителей и поставщиков.